Дэйв Холланд

Я стараюсь играть музыку настолько хорошо, насколько возможно.

Дэйв Холланд играет на нескольких инструментах (гитаре, фортепиано, бас-гитаре, контрабасе, виолончели), сочиняет и аранжирует музыку, преподаёт. Но международное признание ему принес именно контрабас. Это делает его феномен феноменом вдвойне: известно, что бас — один из самых великих джазовых инструментов и самый неудобный инструмент для того, чтобы стать известным. Если басист плох, он никому не нужен. Если он хорош, он не представляет собой ничего особенного. А если он по-настоящему хорош, его просто перестают замечать, настолько органично игра высококлассного басиста вписывается в музыку.

Один из лучших контрабасистов мира, Дэйв Холланд родился 1 октября 1946 года в Вулверхэмптоне, графство Стаффордшир, Великобритания. Его первым инструментом была укулеле (гавайская гитара), на которой он начал играть уже в четыре года. В 10 лет он сменил укулеле на обычную гитару, а в 13 — обычную на бас. Все эти инструменты он изучал самостоятельно, взяв всего несколько формальных уроков фортепиано.

Когда мне было четыре года, я пытался играть на всех инструментах, которые были у нас дома — на фортепиано, на некоторых струнных…

С тринадцати он играл с приятелями в любительских группах. Когда ему было пятнадцать, они стали выступать регулярно, и Холланд решил оставить школу, чтобы заниматься музыкой профессионально.

Я понял, что должен стать музыкантом, потому что ничто другое мне так не нравилось.

Пытаясь расширить свой кругозор, Холланд начал слушать джаз. Больше других его заинтересовали басисты Рэй Браун и Лерой Виннегар.

Я тогда играл на бас-гитаре и начал озираться вокруг, чтобы расширить свои возможности. И буквально влюбился в контрабас.

Он приобрёл инструмент и стал практиковаться, играя под грампластинки. Продолжая работать бас-гитаристом, в свободное время он стал посещать джазовые клубы и играть в джемах с местными музыкантами на контрабасе. Летом 1963 года, в 17 лет, ему предложили играть на контрабасе в летнем танцевальном оркестре. За этими выступлениями последовал небольшой тур с биг-бэндом, сопровождавшим певца Джонни Рэя, а потом переезд в Лондон, где Холланд начал работать в ресторане.

Оказавшись в Лондоне, он сразу же начал заниматься у Джеймса Меррита, басиста Лондонского Филармонического Оркестра, известного в то время своими частными уроками. Меррит преподавал также в известной Гилдхолловской Школе Музыки и Драмы. Весной 1964, по его рекомендации, молодой контрабасист подал туда документы и был принят на обучение по трёхгодичной программе. Ко второму году обучения он стал основным басистом школьного оркестра. Параллельно Холланд играл везде, где удавалось: сначала это был преимущественно нью-орлеанский стиль. А позже его главными приоритетами стали основоположники фри-джаза, среди которых на первом месте был Орнет Коулмен.

Я попал под влияние этой музыки, пока жил в Лондоне. Я пробыл там с 1964 по 1968, и все это время мы слушали записи, я и мои друзья. Мы пытались схватить это вдохновение и что-нибудь с ним сделать.

К 1966-му он начал появляться на лондонской сцене, работая с будущими звездами, тогда лишь местными знаменитостями. Среди них были Джон Сёрман, Джон Маклафлин, Кенни Вилер, Эван Паркер, Джон Тэйлор, Ронни Скотт, Табби Хэйс, Джон Стивенс и его Spontaneous Music Ensemble. Кроме того, в составе приезжей группы Криса Макгрегора он заменял известного южноафриканского басиста Джонни Мбизо Дайани. Помимо джаза, Холланд плодотворно работал в камерных оркестрах, много узнал о современной композиции, заинтересовался музыкой Белы Бартока.

К 1967 году Холланд имел в своем послужном списке разовые выступления с Коулменом Хокинсом, Беном Вебстером, Джо Хендерсоном. Все они играли в клубе Ронни Скотта, ведущем в тот момент джазовом клубе Англии. Расположенный в лондонском районе Сохо, имевшем дурную репутацию, клуб был организован неожиданно строго, напоминая чуть ли не филармонию. Здесь можно было увидеть неодобрительный взгляд, просто заговорив во время исполнения. В этом же клубе, в 1968 году, аккомпанемент Холланда певице Элен Делмар услышал Майлс Дэвис, и молодой басист был приглашён в его группу, базировавшуюся в Нью-Йорке.

Это было моё первое путешествие в Штаты и, что гораздо важнее, моё первое путешествие за пределы Англии… Это было важно для меня — как в музыкальном, так и в личном плане. Вся моя жизнь перевернулась вместе со сменой окружения.

Холланд переехал в США в сентябре 1968 года и успел принять участие в записи альбома «Filles De Kilimanjaro». Он оставался с Дэвисом до осени 1970 года, участвовал в записи таких легендарных альбомов, как «In A Silent Way» и «Bitches Brew».

Он был щедрым лидером — давал музыкальное пространство всем участникам группы. Он вёл группу вперед очень нежно. Он не был диктатором, ни в коем случае. Он показывал направление для музыки и давал тебе самому искать интерпретацию.

Потом Холланд и Чик Кориа, пришедший в группу Дэвиса практически одновременно с ним, решили отделиться и создать свой собственный коллектив. В 1971 году началось их сотрудничество с новой звукозаписывающей фирмой — ECM Records. Пригласив Барри Альтшула, они записали альбом A.R.C. — девятый релиз фирмы. Позже в состав вошёл Энтони Брэкстон и образовалась группа Circle. В этом ансамбле Холланд начал играть на виолончели.

В 1972 году Circle перестала существовать (из неё ушёл один из основателей — Кориа). Холланд работал у Стэна Гетца, затем недолго был басистом Телониуса Монка, застав последние месяцы его плодотворной музыкальной жизни.

Это был уникальный опыт — играть в ритм-секции с Телониусом Монком. Всегда, когда играешь с великим, это даёт тебе новое направление в твоей собственной музыке, которого ты раньше не видел…

Впоследствии Брэкстон, Альтшул и ещё один участник группы — Сэм Риверс — в разные годы и в разных ситуациях часто играли вместе с Холландом. В 1972, например, они играли на его альбоме «Conference Of The Birds», одной из самых известных и удачных работ музыканта. В дальнейшем он записывался для множества компаний, каждая из которых считала его привлечение большой удачей, однако почти все сольные работы Холланда выполнялись на ECM: он работает здесь уже более тридцати лет и давно стал тем, кого принято называть home artist — «домашним», знаковым, определяющим стиль компании артистом.

В начале семидесятых Холланд занялся преподаванием, даже получил статус внештатного преподавателя в сезонной школе Creative Music Studio, которая проходила в Вудстоке.

В 1975 году он стал одним из основателей трио Gateway, где играли гитарист Джон Аберкромби и барабанщик Джек Деджонет. Трио существует до сих пор (хотя в его работе бывают существенные перерывы).

Конец десятилетия — в основном работы с Сэмом Риверсом и сольные выступления, а также альбом 1977 года «Emerald Tears», на котором звучит только бас. Затем Холланд вновь работал со знаменитым британским гитаристом-авангардистом Дереком Бэйли (в 1971 году они уже выпустили на ЕСМ альбом «Improvisation For Cello And Guitar»), записав в 1980 году диск «Fables» (состав — Бэйли, Джордж Льюис и Ивен Паркер). Все эти имена не оставляют места сомнениям: Холланд был в первых рядах свободного джаза и свободной музыки вообще.

Я получаю удовольствие от выбора, оттого, что каждый раз можно подходить к исполнению с тем, что у тебя в данный момент в голове. Какое бы у тебя ни было настроение, как бы ты себе не представлял гармонию — всё можно в этот день превратить в музыку.

В 1981 Холланд формировал новую собственную группу. Ещё не определившись с составом, он выпустил второй сольный моно-инструментальный альбом, «Life Cycle». Этим инструментом была виолончель. Новая группа, в котором явно чувствуется его лидерство, включала Кенни Вилера, Джулиана Пристера и Стива Коулмена. Позже в группу пришел гитарист Кевин Юбенкс. Все три записанные группой альбома («Jumpin’ In», «Seeds Of Time» и «The Razor’s Edge») стали классикой жанра.

Начиная с 1984 года, Холланд записал под маркой ECM Records рекордную по качеству серию замечательных альбомов. Из них стоит, пожалуй, выделить особо «Triplicate» (1988) и «Extensions» (1990, альбом года по опросу журнала «Даунбит»).

В 1986 году Холланд концертировал по Европе в составе квартета, включавшего таких мастеров, как Альберт Мангельсдорф, Джон Сёрман и Элвин Джонс. К сожалению, ни одной записи этот состав не сделал. В конце 80-х Холланд играл также в составе London Jazz Composers Orchestra, записавшись вместе с ним на нескольких концертах в Цюрихе.

Его преподавательская деятельность постепенно выходила на новый уровень: вместо частных уроков он стал уже художественным руководителем летней джазовой школы Banff School (Канада), оставался в этой должности семь лет, а в 1987-1990 был штатным членом Музыкальной Консерватории Новой Англии в Бостоне.

Рождение музыки для меня — это появление многих уровней, где есть сиюминутные и простые элементы, а есть (на более глубоких уровнях) всё более и более сложные части…

В 1990-м он работал в группе Джека Деджонета Parallel Realities, чуть позже записал вместе с Пэтом Мэтини и Роем Хейнсом выдвигавшийся на «Грэмми» альбом «Question And Answer». Сотрудничество в Parallel Realities логичным образом трансформировалось в работу с Херби Хэнкоком, одним из её участников, а премия «Грэмми» Холланду все-таки досталась в 1992 году — правда, в неявном виде: официально ее получил за альбом «So Near, So Far (Musings For Miles)» Джо Хендерсон, Холланд формально был лишь приглашённым музыкантом.

1993 год — сольные концерты и запись второго сольного альбома на контрабасе «Ones All». Затем Холланд одновременно работает и в Gateway (выходит альбом «Homecoming»), и в новом собственном квартете, и в трио Херби Хэнкока. Эта «тройная жизнь» продолжается довольно долго: к 1996 году, например, трио Хэнкока превращается в квартет, но Холланд по-прежнему в составе. Его собственная группа, как и Gateway, тоже активны.

Уже с начала 90-х Холланд становится одним из наиболее востребованных в мировой музыке сессионных аккомпаниаторов, однако статус его таков, что он может позволить себе откликаться только на самые избранные приглашения. Состав аккомпаниаторов в этом случае оказывается действительно высококлассным, а сами альбомы обречены на успех. Например, в середине 90-х Холланд играет на альбомах Майкла Брекера «Tales From the Hudson», Херби Хэнкока «The New Standard», Билли Чайлдса «The Child Within». Все три альбома выдвигаются на «Грэмми».

В 1997 Холланд начинает работать со своей новой группой, на сей раз квинтетом очень необычной конфигурации. Это тромбонист Робин Юбенкс, саксофонист Крис Поттер, барабанщик Билли Килсон и вибрафонист Стив Нельсон.

Я не против фортепиано. Я просто стараюсь создать инструментальный состав, который звучал бы по-новому. То, что я ищу в музыке — это новые фокусы в содержании и инструментовке. Поэтому я отдал предпочтение вибрафону.

Строго говоря, в квинтете нет ни единого музыканта, чьё имя было бы сравнимо с именем Дэйва Холланда. И, тем не менее, квинтет в кратчайшие сроки зарабатывает репутацию, и какую! После крупного европейского тура записывает для ЕСМ альбом «Points Of View». Этот альбом, как и следующий «Prime Directive», номинированы на «Грэмми». Сам квинтет назван лучшей акустической джазовой группой года (по мнению критиков «Даунбит»), лучшим коллективом года (по мнению Bell Atlantic Jazz Awards). Награды Ассоциации джазовых журналистов присуждены квинтету в номинациях «Лучшее живое исполнение года» и «Лучший малый состав года», их альбом назван «Лучшим альбомом года», самого Холланда провозгласили «Лучшим басистом года» (дважды подряд) и «Музыкантом года». «Даунбит» не отстает от коллег: три года подряд Холланд — лучший басист года. В 2000 году Холланд становится почётным доктором Берклиевской Школы Музыки, а его коллега по квинтету, двадцатидевятилетний Крис Поттер — самым молодым в истории исполнителем, получившим премию Danish Jazzpar, одну из высших европейских джазовых наград.

Пожалуй, главная причина такого изобилия — не феномен Холланда (который остаётся бесспорным), а концепция поведения всего коллектива, который остаётся единым в эпоху тотальных «звёздных» проектов.

Я думаю, что произошедшее — результат того, что мы много играли вместе, что наладили взаимоотношения и создали композиции, позволяющие реализовать музыкальную индивидуальность каждого из нас.

В лучшем стиле золотого века джазовой музыки квинтет, не допуская даже мысли о смене состава, работал по насыщенному концертному графику (посетив Северную и Южную Америки, Европу, Азию, в том числе крайне непопулярный коммунистический Китай). Работа в квинтете оставалась приоритетной для всех участников, хотя каждый из них вёл собственные проекты. Квинтет существует в этом составе до сих пор, хотя его деятельность немного приостановилась из-за создания нового октета и биг-бэнда Холланда.

Сейчас я думаю об использовании всего моего опыта. Много лет назад Сэм Риверс сказал: «Ничего не бросай, используй всё». Это для меня стало почти мантрой, которую я твержу все эти годы, пытаясь найти развитие, используя весь спектр: и традиционный джаз, и блюз, и свободную импровизацию. Я люблю всю эту музыку, и я хочу совместить все её области, сделать из них современную единую музыку.

Юрий Льноградский,
Публикация: ECMclub.ru, 29.07.2002

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *