Hadrien Feraud, «Hadrien Feraud» (2007)

Назвать дебютный альбом Адриена Феро долгожданным — наверное, всё-таки преувеличение: слишком уж молод исполнитель, чтобы даже самым преданным его поклонникам пришлось ждать этого альбома по-настоящему долго. Но что касается того, чтобы сделать смелый прогноз — это, наверное, тот самый случай. Рискнём.

Прогноз таков: в течение ближайших лет имя Адриена Феро поднимется из первых строк в категории «новый талант» в первые строки табели о рангах, где никаких категорий уже нет: там стоят имена настоящих мировых звёзд. Его восхождение будет отличаться от восхождения «молодых львов» вроде Уинтона Марсалиса, которые неожиданным рывком выводили современный им джаз на новый виток (неважно, качественный или философский): Адриен Феро мало что говорит сверхоригинального и с точки зрения качества, и с точки зрения философии. Но в его мышлении есть один нюанс, который и позволяет так размашисто прогнозировать: он аккумулирует и приводит в законченную индивидуальную систему чуть ли не всё мировое музыкальное наследие, которое ему, молодому европейцу, доступно. И демонстрирует законченность и стройность этой своей системы к всего лишь двадцати трём годам, в то время как многие европейцы в этом возрасте ещё официально учатся, а многие россияне уже официально бросают учиться, поняв, что незачем.

Адриен Феро родился 16 августа 1984 года, и буквально через несколько дней после выхода этого номера журнала ему исполняется 23 года. Ещё раз: двадцать три. К этому моменту за плечами у молодого басиста — не только обязательный набор быстро растущего профессионала (отметим первое место на французском басовом конкурсе Haut Les Basses-2004 и попадание в финал конкурса всеевропейского, Euro Bass Day 2004), но и нечто, что трудно назвать иначе как «путёвкой в жизнь». В 2006 году Адриена пригласил на запись альбома «Industrial Zen» Джон Маклафлин. В предстоящем американском туре нового проекта Маклафлина, D4, Феро получил роль штатного басиста. И в дополнение к этому летом 2007-го Феро выпустил дебютный альбом, в котором среди прочих играет, теперь уже в качестве приглашённого гостя, опять-таки Джон Маклафлин. Согласно поговорке, «один раз — случайность, два — совпадение, три — система». Феро просто некуда деваться: либо он должен вырасти в мастера мирового уровня, либо стать первой большой ошибкой Маклафлина как бэндлидера. Во второе не верится…

Итак, что же такое Адриен Феро как музыкант, а не как протеже великого британского гитариста? Это бас-гитарист с отчётливо персональным почерком, в котором заметно как влияние множества героев этого инструмента, так и умение быстро от такового влияния избавляться по требованию конкретной музыкальной секунды. Это «технарь» высочайшего класса, охотно, но всегда к месту демонстрирующий «пальчики» впечатляющей беглости. Это знаток всей технологической цепочки — от гитарной педали до сведения готового материала и записи синтезированной на компьютере части. Это композитор, которого без опасений можно характеризовать как «выше среднего». Наконец, это аранжировщик, демонстрирующий поразительное для его лет понимание роли басиста (пусть даже и лидера проекта) в ансамбле: его сольный альбом, от которого можно бы было ждать басовых фейерверков и взрывов, ни на секунду не даёт забыть об объёмной, упругой, широкополосной пульсации баса, но не акцентирует на нём внимания как на инструменте — лишь как на средстве создания музыки.

Дебютный диск, незатейливо названный просто «Адриен Феро», включает 14 треков, на которых в той или иной комплектации появляются как всемирно признанные мастера (Маклафлин, Бирели Лагрен, Доминик Ди Пьяцца), так и старые товарищи Адриена, братья Джим и Джон Гранкампы, с которыми он в 2002 году основал своё первое замеченное широкой публикой фьюжн-трио Le Cartel. Одним из ключевых партнёров Феро выступает известный в России по приезду с Joe Zawinul Syndicate и по сольному появлению на фестивале «BazzDay» басист Линли Марте. Остальные, как показывает проработка вопроса, тоже люди достойные, а некоторые — уже и засветившиеся в России (как, например, аккордеонист Марк Бертумьё, приезжавший не так давно с Ди Ди Бриджуотер).

Ну, а самое-то главное, музыка? А музыка — фьюжн. Тот самый фьюжн, который по всему миру часто нивелируется до устоявшегося набора электрических инструментов с более или менее ожидаемым и неизменным электронным звучанием, до материала, перекошенного в сторону сложной техники исполнения, до сверхзвуковых скоростей. Здесь же этот фьюжн (в котором, как и было сказано в самом начале, Феро не сказал ничего принципиально нового) словно распахнут во всю возможную ширину, открыт всем ветрам и влияниям, в нём грамотно, по гауссиане, разложены эмоциональные акценты. Аккордеон и компьютерное программирование высокого уровня, акустические барабаны и драм-машины, максимально чистый от эффектов бас и «дуэли» на нюансах звучания с Домиником Ди Пьяцца и Линли Марте, труба и синтезатор Polymoog. Умение в двадцать три года воспользоваться (и хорошо воспользоваться!) столь широкой тембральной и инструментальной палитрой делает молодому французу честь, а альбом превращает в настоящий удар по самомнению множества молодых музыкантов, уже якобы нашедших свой звук. Феро каждой композицией словно показывает, что ничего «своего» он ещё не нашёл, что ему доставляет искреннее удовольствие свободно перемещаться между стилями, влияниями, звуками, тембрами, ритмами… И его фьюжн — это не высокотехнологичный продукт, сделанный по рыночным правилам. Это личный взгляд на то, как сегодня должна звучать музыка, которую любит именно он, молодой европеец, которая началась ещё тогда, когда не было самого понятия «бас-гитара», и которая, по сути, всё ещё только начинается и сегодня: ведь они, молодые парни из солнечной Франции, без тени сомнения создают её заново.

В альбоме лишь два стандарта, один из которых — «Giant Steps» Джона Колтрейна, а второй стандартом может быть назван с некоторой натяжкой: это «Rhapsody In Blue» Джорджа Гершвина, у широких масс исполнителей вечнозелёных тем особой популярностью не пользующаяся. Впрочем, Феро в обоих случаях делает с чужими темами примерно одно и то же: плотно обкладывает их со всех сторон синтезаторными аранжировками — так, что для самих тем остаются буквально какие-то секунды, и в эти секунды проводит темы в нарочито гротескной, чуть ли не сатирической манере, выламывая и ритм, и подчас мелодию, используя звучание каких-то детских пластмассовых мелодик и дешёвых китайских синтезаторов. Как издёвка это не воспринимается: это скорее тот отзвук «стандарта», который долетает до современной молодёжи на улицах городов, в которых она живёт — долетает из проезжающих мимо машин, из установленных в мобильных телефонах рингтонов, из рекламных джинглов, из звукового сопровождения, которым награждают звонящего в паузе между «я вас соединяю» и «алло». И что же? Феро берёт эти мелодии так, как они ему достаются, и, как выясняется по ходу пьесы — он упаковывает их в аранжировку не ради самоутверждения, а ради того, чтобы снова вывести их на уровень самостоятельного произведения с уровня услышанного отрывка. Вывести, разумеется, современными средствами.

«Адриен Феро» — хорошее явление в музыке и как имя собственное, и как альбом. Как ни крути, за полвека творческой карьеры Маклафлин не ошибался.

*

Текст: Юрий Льноградский. Публикация: «Джаз.Ру», №5 (август 2007)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *