Eugene Maslov, «Where The Light Comes From» (2007)

Евгения Маслова, пожалуй, даже с изрядной долей преувеличения не назовёшь джазовым эмигрантом, чьё имя теперь в России у всех на устах. Ему не довелось, как представителю более старшего поколения Валерию Пономарёву, влиться в состав с мировым именем в качестве ключевого участника (хотя, конечно, в качестве приглашённого музыканта и сайдмена Евгений поработал в концертах со многими: среди них, к примеру, Ширли Хорн, Тутс Тилеманс, Гэри Бёртон). Ему не довелось и стать одним из главных «экспортных авторитетов» в деле игры на своём инструменте (как стали, например, участвовавший в записи рецензируемого альбома басист Борис Козлов или трубач Александр Сипягин). Оценивая карьеру Маслова на основе его дискографии, трудно вот так вот сразу принять на веру традиционно часто используемые в рецензиях определения вроде «виртуоз», «вундеркинд» и «гений». Остаётся брать собственно альбом и слушать (что, к слову, и есть вообще-то единственно верный путь).

И этот альбом производит двойственное впечатление: то самое, под воздействием которого хочется поспешно отделаться определением «крепкий пианист, крепкая работа» и не вдаваться в детали: если вдаваться, можно или ненароком обидеть хороших людей (в конце концов, можно же и ошибиться), или начать поиск достоинств там, где это не так уж необходимо.

Собственно, минус у альбома один: ровность. Несмотря на множество имеющихся поводов к тому, чтобы эту ровность как-то разнообразить: это и смена составов от композиции к композиции, и использование пьес, написанных авторами с отчётливо разным мышлением, персональным прошлым и авторитетом (Майлс Дэйвис, сам Евгений Маслов и питерский трубач Александр Беренсон), и стилистический разброс треков, и присутствие национальных красок (от азербайджанского привкуса в «Nardis» Дэйвиса до построения темы Маслова «Mother’s Prayer» в манере, чем-то напоминающей музыку хорошего советского кино). Но ровность всё равно никуда не девается. Если слушать альбом «фоном», ни за что не заметишь, что на басу то Борис Козлов, то Трей Хенри, то Дэйв Карпентер; какая-то конкретная мелодия вряд ли зацепит настолько, чтобы оторваться от своих дел; блистательный Винни Колайюта на ударных ни разу не обратит на себя внимание тем, из-за чего, собственно, он и блистателен.

Может ли такой минус быть компенсирован даже несколькими плюсами — вопрос, решаемый только конкретным слушателем в конкретном настроении. В гостевой книге сайта Евгения Маслова, например, присутствует запись, сделанная Игорем Бутманом: «great album, Jeka!» — чем не рекомендация (и не заведомый «знак качества») для тех, кто находит главную джазовую прелесть именно в contemporary? Но есть и другие «звоночки», которые тоже могут стать «рекомендацией» (уже отрицательной) для другого класса слушателей: например, его принадлежность к не самому (мягко говоря) авторитетному лейблу и полное отсутствие ответа на поставленный в заглавие вопрос («Откуда исходит свет») и в оформлении, и в музыке. Для кого-то такая «неотвеченность», с учётом явно концептуального характера самого вопроса, может стать куда более отталкивающим фактором, чем любые рекомендации и любой Винни Колайюта.

А плюсы у альбома, разумеется, есть. Это и игра самого Маслова, который техничен, изобретателен и вполне оригинален в своих импровизациях; и его композиторский почерк, который оригинален чуть менее, но вполне интересен так или иначе; и звучание ансамбля, в профессиональности которого усомниться может разве что совсем уж забуревший джазовый эстет; и звуковой баланс альбома, по-хорошему приправленный звукорежиссёрской мыслью 70-х и 80-х, с большим вниманием к унисонам духовых; и наличие в составе исполнителей, интересных в любых своих проявлениях — того же Колайюты, того же Беренсона, флейтиста Хьюберта Лоуза.

Что в результате? Хорошая работа — вне всякого сомнения. Работа, с которой надо начинать знакомство с джазом, да даже и конкретно с contemporary? Так же однозначно — нет. Альбом, без которого нельзя представить фонотеку ценителя джаза? Едва ли. Альбом, который можно добавить в эту фонотеку по принципу «кашу маслом не испортишь»? Безусловно, да.

Видимо, отсюда и «исходит свет»: из способности каждого конкретного слушателя видеть его в чём-то уникально своём, что другому слушателю может показаться проходным, малозначительным, неинтересным. И Евгений Маслов, оправданно не сомневаясь в своём праве на это, даёт каждому конкретному слушателю возможность этот свет всё-таки увидеть, не составляя себе заранее мнения на основе рецензий, отзывов, авторитета издающего лейбла и так далее.

*

Текст: Юрий Льноградский. Публикация: «Джаз.Ру», №4 (май/июнь 2007)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *