Алексей Кузнецов: «Come Rain or Come Shine» (2007, Мелодия)

Компиляцию из живых концертов Алексея Кузнецова, записанных в ставшем уже (увы) историей «Ле Клубе» ещё осенью и ранней зимой 2005-го, «Мелодия» издала в 2007-м. Наследница отечественного записывающего монополиста вообще, кажется, решила в последние годы издавать Кузнецова исключительно «живьём» (в 2006 и 2005-м были выпущены два архивных концерта в Олимпийской деревне) — и при этом, к сожалению, с достойным лучшего применения постоянством экономить на корректоре. Например, чудесным образом трансформируется простая американская фамилия Янг: Лестер Янг сделался китайцем Yang’ом, а Виктор Янг — другим китайцем Yong’ом. Пострадал и Ричард Роджерс, потерявший в своей фамилии букву «d». Ну, а на рецензируемом альбоме использована феерическая конструкция «recorded in Vladimir Kalenik», и даже представлять себе процесс записи альбома не только в «Ле Клубе», но ещё и в звукорежиссёре совершенно не хочется.

Эти небольшие (и, если изжить в себе излишнюю иронию, не такие уж катастрофические) издательские ляпы на самом деле печальны даже не самим своим фактом, а стремлением абсолютного большинства российских издателей сделать российский диск, хоть тресни, более чем наполовину англоязычным. Идеи в отношении того, что это нужно в целях реализации среди иностранной аудитории, проверку практикой выдерживают довольно слабо. В результате очень часто, к сожалению, хорошая музыка, хорошая запись и хорошие артисты оказываются «в одной упаковке» с чересчур универсальным пиаром, получая за счёт этого пиара совершенно незаслуженный оттенок какого-то немного жалкого и неоправданно заносчивого стремления к славе.

Можно ли так обращаться с Кузнецовым? Да конечно же, нет. Тот же самый диск, лишённый всяких «recorded in» и унылых попыток написать по-английски фамилии типа «Подымкин», «Рябой», «Васильев», одним только внешним видом стал бы на порядок пронзительнее, чище, честнее: чёрно-белые тона оформления, почти ECMовский стиль, признанный уровень игры лидера — что ещё нужно для того, чтобы сказать: да, это хорошо? Ностальгически вспоминается оформление знаменитого винилового «Голубого коралла» той же, к слову, «Мелодии», которой именно в контексте музыки Алексея Кузнецова немного нарочитые, но бесподобно неповторимые русские названия композиций и придавали его фирменный шарм. Не «It’s Alright With Me», а «Со мной всё в порядке». Не «All The Things You Are», а «Ты — это всё». В этом и заключается Алексей Кузнецов как музыкант: он традиционен и последователен в джазе до эталонности, но он русский человек, в творчестве которого этот традиционализм приобретает отчётливую московскую прописку, приобретает порой на уровне каких-то микроскопических штрихов, на уровне его знакомой всем улыбки. И если диск открывает «Come Rain Or Come Shine», то становится ясно: это не у них там, в Североамериканских Соединённых Штатах, такое может произойти, а у нас, на том самом подёрнутом утренним туманом озере, которое изображено на обложке альбома. Это где-то именно там, в абстрактных российских туманных утрах и вечерах, могут играть младшие товарищи лидера записи — Алексей Подымкин, Евгений Рябой, Сергей Васильев, Андрей Дудченко, Константин Горшков. В музыке которых совершенно необъяснимым образом подход Кузнецова закрывает определённые чересчур интернациональные идеи, упрощает их, раскладывает на понятные всем составляющие, делая из американских «эвергринов» внестилистическую мелодию высочайшего качества, глубоко понятную и джазовому эстету, и подмосковному дачнику.

Кузнецов «делает» свои концерты в первую очередь не техническим мастерством или индивидуальностью фразировки и импровизации (чего у него, разумеется, никто не отнимет): думается, что в его игре хороша в первую очередь открытость и честность человека, осознающего свой конкретный возраст, свой конкретный творческий путь и свои конкретные достижения. Слушая альбомы молодого Кузнецова, видишь в его музыке адекватное возрасту стремление расширить границы, найти новый путь; слушая альбомы «зрелого» Кузнецова, видишь его способность наслаждаться всем спектром нюансов современной ему музыки, точно пользоваться конкретными оттенками инструментальной и аранжировочной палитры; слушая альбомы Кузнецова, которому за шестьдесят, видишь спокойную, доброжелательную, сдержанную мудрость лидера, не стремящегося к спринтерским забегам с молодыми коллегами.

О «Come Rain Or Come Shine» на самом деле трудно сказать что-то конкретное, настолько цельно по духу сыгран этот альбом, настолько грамотно и в лучшем смысле слова традиционно выстроена программа. Это та традиция, которая есть «сумма технологии», в которой бережно, с любовью и в то же время с полной и обоснованной внутренней свободой объединяется всё лучшее, что создавали поколения джазовых музыкантов. Совсем не та «традиция», которая традиционна лишь постольку, поскольку доступна, узнаваема и проста. Ту же самую программу кто-то наверняка мог бы сыграть немного более броско, ярко, «с элементом шоу», с обязательной цитатой из «Summertime», и это наверняка было бы неплохо. Но тогда под эту программу, которая, напомним, исполнялась в «Ле Клубе», а не в филармоническом зале, наверняка бы… кушали и запивали. А под то, как играл этот свой альбом Алексей Кузнецов (пусть даже и играл на разных концертах) наверняка в лучшем случае лишь потягивали вино, как и принято в хороших клубах, когда хороший артист играет хорошую музыку.

*

Текст: Юрий Льноградский. Публикация: «Джаз.Ру», №5 (август 2007)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *