Алексей Николаев, «Нотариально заверенный блюз» (Сибирский институт джаза, 2006)

Одна из тех безусловно качественных и честных мэйнстримовых работ, которые способны не только заставить американского критика признать, что в России есть нормальный джаз, но даже поколебать московского джазового сноба в глубоко укоренившемся заблуждении об отсутствии этой музыки за пределами МКАД. Все пятеро исполнителей — из регионов бывшего СССР (Баку, Чебоксары, Новосибирск); все исполняемые темы — джазовая классика; и что в результате? То, что не стыдно показать на концерте как в Новосибирской филармонии (на котором, собственно, пластинка и записана), так и в сколь угодно престижном нью-йоркском клубе (куда, к сожалению, шансов попасть у среднестатистического отечественного музыканта существенно меньше).

Сергей Беличенко убедительно демонстрирует своей игрой, что частые обвинения его в неуместной (с точки зрения критиков) вездесущности реальной почвы не имеют — она именно уместна: ударные, как сказал бы математик, «необходимы и достаточны», абсолютно не отвлекая внимания от солистов и обеспечивая точность и спокойный, уверенный и по-хорошему неторопливый свинг. Дмитрий Аверченков на контрабасе не оставляет ни малейших вопросов в отношении того, почему его уже десятилетиями привлекают для аккомпанирования всем мыслимым заезжим звёздам в Новосибирске и соседних регионах.

Что до самого Алексея Николаева (которому в последней композиции, «Tell Me You Love Me» Бада Джонсона, составляет любопытную дуэльно-дружескую компанию второй тенорист, Владимир Тимофеев), то, к сожалению, он не делает того небольшого шага, которого обычно ждут от солиста, заявленного лидером альбома. В его игре, неизменно сочной и качественной, не находится места какой-то изюминке, которая позволила бы сказать — да, именно этот тенор-саксофонист был нужен на этой записи, да, именно его персональный звук и делает эту запись событием в номинации «джаз как таковой», а не в номинации «достижения джаза в России». Возможно, это эффект записи альбома с живого выступления (нет причин сомневаться, что вживую концерт был принят восторженно). Но нельзя не отметить, что партнёр Николаева, Вагиф Садыхов, обращает на себя внимание как раз характерно авторской фразировкой, к которой хочется применить неправильное, но образное выражение «половина диссонанса»: он, с одной стороны, не уходит от общепринятых в мэйнстриме приёмов, но с другой — постоянно допускает микроскопические шероховатости и смещения, напоминающие об импровизационном языке Телониуса Монка.

Главная претензия к альбому касается весьма и весьма смелых переводов названий пьес: так, «I Mean You» подано как «Я имею в виду», а «Blame It On My Youth» как «Ошибки моей молодости». К счастью, такого рода претензии легко исправляются при переиздании, а с музыкальной точки зрения «Нотариально заверенный блюз» переиздания достоин вне всяких сомнений.

*

Текст: Юрий Льноградский. Публикация: «Джаз.Ру» №3 (апрель/май 2007)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *