Пётр Ржаницын и его Сибирский Акустический Ансамбль, «Эмоции» (ExJazzLab, 2002)

Неожиданный в джазовом и удачный в общемузыкальном плане альбом, в котором новосибирская импровизационная сцена предстаёт в новом свете. Строго говоря, подобное направление в мире давно не редкость, но российские музыканты, работающие в нём, всё никак не найдут себе места в музыкальной индустрии — музыка эта довольно далека и от джаза с его специфическими требованиями к импровизации и аранжировке, и от эстрады с её заведомой упрощённостью подачи. «Сибирский акустический ансамбль» играет то, что с некоторой натяжкой можно назвать world music, хотя автор комментариев к буклету Александр Романов справедливо замечает, что аналогов такого рода музыке на российской сцене, по большому счёту, на тот момент не было. Инструментальный состав коллектива, собранного Петром Ржаницыным из молодых музыкантов, говорит о многом: сразу две акустические гитары и акустическая бас-гитара, непривычный для джазовой аудитории гобой, отсутствие клавишных и голоса — всё это позволяет заранее настраиваться не только на необычный звук, но и на необычный материал. А материал, к слову, почти весь создан самостоятельно (и не только самим Ржаницыным, но и обоими гитаристами, Александром Соколкиным и Михаилом Савичевым). Хорошим самопозиционированием оказывается исполнение «Sign» Эрика Клэптона с его знаменитого акустического альбома «Unplugged»: Клэптон этой коротенькой композицией открывал свой концерт, подготавливая слушателей к восприятию в правильном ключе, а новосибирцы, пусть и исполнив пьесу почти нота в ноту, концерт ею… закрывают. Cловно говоря — да, мы можем и так, но это не главное, у нас есть своя музыка и свой взгляд на то, как её строить.

Как и всегда в случае со сколько-то оригинальным материалом, подобрать ему стилистическое определение крайне сложно. В композиторской работе Савичева и Соколкина слышится, пожалуй, чуть больше испанского влияния, чем в произведениях Петра Ржаницына; однако никаких творческих противоречий у музыкантов однозначно нет — чего стоит одно только отчётливо импровизационно-джазовое соло Ржаницына в принадлежащем перу Соколкина «Ноктюрне», который явно планировался композитором как композиция по большей части жёстко «прописанная». Своеобразным связующим звеном всего концерта (а этот диск также записан вживую) становится гобой Николая Шестакова — непривычный для джазовой аудитории по тембру, порой откровенно академический, порой трогательно юный в плане импровизации, но всегда прекрасно оттеняющий композиционные достоинства пьес. В «Посвящении квартету «Битлз» звук гобоя вообще переворачивает сознание тех, кто считет за духовые только саксофон или трубу; здесь они совершенно не прозвучали бы. Любопытно сравнение двух пьес, написанных Ржаницыным и названных (быть может, и осознанно) с некоторым противопоставлением — «Сибирской самбы» и «Сибирской ярмарки». Первая, пожалуй, ближе всех прочих к привычному джазу (латиноамериканскому, разумеется), и как ни парадоксально — она и больше прочих вызывает вопросов в плане мастерства гитаристов как импровизаторов. Зато «Ярмарка», в которой нашлось место и неровным размерам, и наиболее бросающемуся в глаза использованию фольклорных тем, развивается куда естественнее и становится настоящим «боевиком», позволяя коллективу распалить себя от структурированного введения до грамотно уложенного в рамки аранжировки буйства импровизации в финале.

Запись и издание этого концерта — ещё один аргумент в защиту издательской активности «Ермателль Рекордз». Сегодня этот альбом — не только единственный официальный релиз «Сибирского акустического ансамбля», но и вообще единственная возможность познакомиться с его необычной и хорошей музыкой: в 2003 г. создатель коллектива, басист и композитор Пётр Ржаницын ушёл из жизни в возрасте немногим более пятидесяти лет.

*

Текст: Юрий Льноградский. Публикация: «Джаз.Ру» №3 (апрель/май 2007)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *