Ilario Ferrari Trio, «Childhood Memories» (Gearbox Music, 2021)

Молодой итальянский пианист и композитор Иларио Феррари уже несколько лет живет в Лондоне: получив хорошее образование на родине, он предпочел воспользоваться специальной стипендией Евросоюза для переезда в один из самых динамичных музыкальных центров мира. Впрочем, еще дома Феррари успел заявить о себе. У него на счету изрядное количество композиторских работ для коллективов всех мыслимых стилистических полярностей — джазовых, академических, рокерских, эстрадных. В 2011 году он даже получил приз зрительских симпатий на проводившемся в Москве конкурсе поп-исполнителей «Пироговский Рассвет». Порой джазового музыканта можно назвать потенциально известным российской аудитории только благодаря вот такой странной ситуации…

В Великобритании, где Иларио оказался в 2016 году, его деятельность качнулась всё-таки в сторону джаза и академической музыки, хотя в свой английский период он первым делом выпустил работу «Spread», вновь лишь очень опосредованно касающуюся околоджазовой области. А в 2021-м дебютный диск с говорящим названием «Воспоминания из детства» выпускает его трио классического состава: компанию композитору и пианисту Феррари составляют контрабасистка Чарли Пайн и барабанщица Кэти Паттерсон.

Названия пьес («портретов», как сказал сам Иларио) настраивают на вполне определенные «воспоминания». Шесть из них написаны лидером трио, и лишь последняя, «Mediterranean People», длящаяся аж двенадцать с лишним минут (довольно смелое решение для фортепианного трио, которое не увлекается экспериментами ни с формой, ни с содержанием!), принадлежит перу саксофониста Джузеппе Доронцо. Трио Феррари звучит вполне традиционно, с небольшим и вполне уместным выходом за те рамки, которые и определяют фортепианное трио в массовом сознании: чуть-чуть игры смычком на контрабасе, чуть-чуть контролируемого, осмысленного хаоса, свободной гармонии и неявного ритма. В остальном — тщательно продуманная, точная, лаконичная и функциональная композиторская мысль, бережно доносимая до слушателя эмоция, которая явно очень дорога самому Иларио. Не достигнув даже того, что сейчас принято называть средним возрастом, он явно еще очень близок к тому детству, о котором рассказывает, и эта близость позволяет ему смотреть на свое прошлое без ностальгии, сожалений и грусти. В альбоме найдется место и паре баллад, однако в них нет ничего трагического или тяжелого: это именно светлые размышления о временах и впечатлениях, которые, безусловно, прошли и которых не повторить. Но они открыли артисту путь в не менее интересный сегодняшний день, а не оставили его наедине с жестоким взрослым миром.

Здесь регулярно проявляется и выходит на передний план жесткий, прямолинейный ансамблевый пульс, напоминающий скорее о трио Эсбьорна Свенссона, чем о трио Оскара Питерсона (это к вопросу о том, что же такое «сегодняшнее» джазовое фортепианное трио). Игра Чарли Пайн заслуживает отдельного внимания: она не стесняется отходить от классической сопровождающей роли баса, меняя способы звукоизвлечения и вообще подход к аккомпанементу порой по несколько раз за композицию, и не выглядит при этом ищущим внимания новичком, который не понимает неуместности своих изысков. Ее высказывания могут быть спорными, как, например, несколько режущий ухо тембр тревожного смычкового соло в пьесе «Sharing & Friendship», или пение в унисон с собственным соло в «Summer Lullaby». Но чувствуется, что она в состоянии предметно обосновать каждое свое решение, и эта уверенность очень привлекательна.

Кэти Паттерсон не менее мастеровита, особенно в риффовых, энергично-рубленых рисунках. Стартовый рифф в «Playground» сделает честь любому трио с большим опытом, максимально далеко отойдя от привычного джазового свинга и при этом на сто процентов сохранив джазовый дух. Иларио как композитор очень силен именно в этом компоненте — органичных выводах ансамбля из риффовых интерлюдий и возвращении к ним. Стоит обратить внимание на замечательный «выходной» рифф в «Youth Waltz», который, как следует из самого названия пьесы, играется в нечетном размере: за считанные секунды трио уходит от хрестоматийной джазовой импровизации с вкраплениями шагающего баса к прорезающемуся четкому пульсу, который выпиливают на двоих фортепиано и контрабас. Паттерсон играет под ними своеобразное микросоло, почти забросив саму идею поддержания ритмического рисунка — и при этом заставляя слушателя топать ногой в такт.

Это выход в рифф — твердый, уверенный — звучит так, словно кто-то принял для себя важное решение, поверил в себя, осознал свою силу и зрелость. В каком-то смысле это ключ ко всему альбому Феррари и его партнеров: чуть ироничное внимание к собственному прошлому и чистое удовольствие от того, куда это прошлое тебя привело. Хорошая работа.

*

Текст: Юрий Льноградский. Публикация: «Джазист», 05.12.2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *