256 оттенков джаза

Джаз исполняют в городе куда чаще, чем поп-музыку. Джаз более популярен, чем рок-музыка. Эти утверждения выглядят спорными только потому, что о джазе не так громко говорят и пишут.

26 сентября самарская джаз-роковая группа “New A” дала сольный концерт в Центре Социализации Молодежи. 27 и 28 сентября прошли очередные джазовые вечера в молодежной кофейне «Арт-кофе», где играл среди прочих лучший молодой коллектив города, работающий в жанре мэйнстрима- “U’Jazz”. 3 октября программа джазовой музыки была показана в «Художественном». 4 октября в Доме Ученых прошел большой юбилейный концерт, посвященный годовщине российского джаза (1 октября 1922 года в Москве состоялось первое выступления «Джаз-банда» Валентина Парнаха). 7 октября в том же Доме Ученых играл с квартетом Григория Файна Валерий Пономарев – самый известный в мире русский джазовый музыкант, солировавший несколько лет в легендарном ансамбле «Jazz Messengers» Арта Блэйки.

Могло бы все это произойти, если бы у джаза не было аудитории? Разумеется, нет. Она полярна так же, как и сама исполнявшаяся музыка. “New A” играет джаз-рок, который мгновенно притягивает к себе молодежь, до того панически боявшуюся самого слова «джаз». «U’Jazz» играет мэйнстрим, который может показаться скучным этой молодежи, но никогда не покажется скучным людям с более четкими представлениями о культуре. Би-бопу в исполнении Валерия Пономарева рукоплескали лучшие залы США и Европы.

Что же общего в этих трех коллективах, кроме объединяющего их малопонятного для многих слова «джаз»? Не так много. Отличаются не только стилистика, но и исполнительский уровень (странно бы было предполагать, что восемнадцатилетний самарский саксофонист Ильфат Садыков сравним с Валерием Пономаревым, перевалившим за шестой десяток и записавшим множество альбомов). Не только уровень, но и постановка шоу (странно было бы требовать от традиционного состава “U’Jazz” тех сценических фокусов, без которых не обходится концерт «New A»). Не только постановка, но и репертуар (Пономарев играет стандарты, “New A” не стесняется играть свое).

Но остается единым один фактор, который знакомая с джазом аудитория упускает как самоочевидный. Это общая идея музыки как таковой, далекая от развлечения – пусть даже один из основоположников джаза Луи Армстронг не переносил, когда его называли «музыкантом», предпочитая термин «hustler”, что и значит в прямом переводе «развлекатель». И в этом плане, как ни странно, равны и начинающие самарские студенты, и маститые Валерий Пономарев и Григорий Файн: они дают залу нечто такое, от чего аудитория растет.

Неделю с лишним Самара имела возможность слушать очень и очень разноплановый джаз – всех оттенков и направлений. Лучше всего это проявилось именно на сборном концерте 4 октября, когда в Доме Ученых сошлась совершенно разношерстная аудитория. Был трагический женский шепот («как, неужели они еще будут играть?») во время выступления “New A”. Но были и робкие группки тинейджеров, которые явно чувствовали себя на «джазовой тусовке» не в своей тарелке и неуверенно спрашивали друг у друга, кто еще из выступающих известен, кроме тех же “New A”. Были дружные овации в адрес “U’Jazz”, но были и скучающие лица тех же тинейджеров, которым больше по вкусу пришлись жесткие гитарные запилы Олега Примака. Было шестьсот с лишним человек на глубоко локальном концерте 4 октября и всего триста – на концерте Пономарева, приезд которого в город можно рассматривать только как фантастическое везение и редкий подарок всем самарцам. И было, что характерно, легкое непонимание старыми джазовыми монстрами происходящего. В этих полутора неделях не было столь привычной спокойной джазовой Самаре системы, не было знакомой в лицо публики, не было дружеских разговоров с залом, где каждый понимает все специфические шутки с полуслова. Был легкий оттенок сумасшествия и бессистемности, который поначалу тревожил.

Пока не стало ясно, что стопроцентно прав патриарх самарского джаза Лев Степанович Бекасов, отмечая медленный, но непрекращающийся рост культуры местных слушателей. Просто количество стало переходить в качество – и это происходит у нас на глазах, здесь и сейчас. Самара уже не смотрит на джаз как на что-то черно-белое. Она научилась видеть оттенки. Молодежь, которой раньше просто не было на концертах, оказывается представленной в достаточном количестве, чтобы активно поддерживать новые стили, игнорируемые людьми в возрасте. Джаз стал мэйнстримом, би-бопом, джаз-роком, босса-новой и так далее. Аудитория стала разделяемой на молодую, взрослую, проверенную и случайную. Организаторы джазовых событий стали обладать характерным почерком и, что самое главное, стилем своих концертов. В Москве давно есть знаковые клубы, само имя которых говорит за себя: «Ле-Клуб» показывает лучшее из современного мирового джаза, «Дом» — лучшее из авангарда. В Самаре есть концерты «ГМК-62» — лучшее из местного, клуб «Друзья джаза» под предводительством Григория Файна – звезды России, проект «джазовые вечера в «Арт-кофе» — свободная концертная площадка для молодежи. Есть сводная интернет-афиша «Живой джаз в Самаре» (http://jazz63.narod.ru), анонсирующая все концерты без предпочтений. Есть свой полноправный представитель и корреспондент интернет-портала «Джаз в России» (http://jazz.ru) — уникального культурного проекта.

Валерий Пономарев сказал, что еще подъезжая к Самаре почувствовал некий «джазовый дух» и понял, что наверняка захочет сюда вернуться. Родившийся в 1943-м и эмигрировавший в Штаты в 1973-м, этот человек повидал на своем веку достаточно и, возможно, не говорил дежурных комплиментов. Пономарев, как никто иной, представляет себе все проблемы джазового музыканта – и все его удачи: поставив перед собой сумасшедшую цель играть в ансамбле Арта Блэйки, он сумел добиться того, что его мечта стала явью. Еще живя в СССР и «снимая» партии своего кумира, трубача Клиффорда Брауна, он не знал, с каким огромным количеством знаменитых джазменов ему удастся сотрудничать и записываться. Приехав в Самару, он наверняка не знал, что одним из самых удачных номеров его первого концерта в столице Поволжья станет авторская композиция Григория Файна “Jazz Friends”, которую он непосредственно на сцене «снял» с вокальной партии Ольги Олейниковой.

Точно так же как молодая самарская группа “New A”, впервые собираясь на репетицию в январе 2003 года, понятия не имела о том, что меньше чем через год будет представлять Самару в программе культурного обмена со Штутгартом по линии администрации города, а ее зажигательную и очень непростую музыку будут восторженно встречать самые разные слушатели, еще не составившие себе монолитных представлений о том, что такое джаз.

Точно так же как Григорий Файн, основывая клуб «Друзья джаза», едва ли всерьез верил в то, что «друзей» окажется достаточно, чтобы привезти в город самого именитого русского джазмена и планировать по десять концертов такого же уровня в сезон.

Там, где появилось 256 оттенков серого, скоро появится цвет. Это неизбежно. И писать о местных исполнителях станет можно и нужно не просто в контексте их выступлений, а в контексте удачности этих выступлений. Приходите на джаз!

*

Текст: Юрий Льноградский. Публикация: газета «Репортёр», 7 октября 2003 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *